Новости

«Немного откровения». Материал Александра Белова

13.04.2017 АСБ

Раннее неопубликованное интервью Сергея Белова.

Однажды в середине 70-х Сергей Белов после матча, проигранного ленинградскому «Спартаку», раздраженный от неудачи и вопросов, неофициально признался одному из журналистов:

– Не буду же я на каждом углу кричать, что за день до игры полностью ухожу в себя, понимаешь, меня нет – ни для друзей, ни для врагов, ни для кого. А после матча я уже никакой – я выплеснутый, у меня нет сил, и ничего не хочу вспоминать. Через три дня или три месяца я уже все забыл, да и не люблю тиражированного самокопания… Может, о тренерах должен говорить – правы они были в какой-то момент или не правы. У них своя работа, у меня – своя. Это вы, не стесняясь, комментируете: кто хорош, кто плох, кто прав, кто виноват. Вы ведь все на свете знаете. Вон, Белов, всего 12 очков забил, значит, плохо сыграл. А как я в защите отпахал с больным коленом, кто-нибудь из вас заметил? Если только Пинчук (один из лучших баскетбольных обозревателей в советской прессе – прим.), хотя и он раньше считал, что я только забивать умею, а защиту чернокожим оставляю…

Получается, надобно заняться объяснением, что я совсем другой, и что пять фолов – показатель не самоотверженности, а отсутствия ума и мастерства? Но все эти мысли, сомнения, обиды и надежды – это мое, сугубо личное, и никому мои внутренние переживания неинтересны… Колено болит? Сиди на скамейке. А вышел – значит здоров, и будь добр не хуже, чем вчера…

Вот вы, журналисты, спрашиваете, почему в своих рассказах повторяюсь. Да потому что пережитое придумать невозможно. Это факт, это уже случилось. А сух – потому что в двадцатый раз об одном и том же, и меня уже воротит от всего этого. Нет, я понимаю, что вам хочется «малинки» от Белова. Но, извини, я бы рад, да не так устроен…

Встань на мое место: последние два года только и рассказываю о тех секундах в матче против штатников (финал СССР – США на Олимпийских Играх 1972 года в Мюнхене – прим.). Выучил как таблицу умножения. Разбуди ночью, перескажу теми же словами, что и год назад. С одной стороны – тихо бешусь, когда этот вопрос вновь слышу, с другой – все нормально, никакого умственного напряжения, и в душу не лезут…

Конкретный вопрос – конкретный ответ, вот как с вами надо работать. И лично мне так лучше и спокойнее.

– Как вы оцениваете себя в сегодняшнем матче против ленинградского «Спартака»?

– На пять с минусом.

– Можете расшифровать?

– Нет, это личная оценка.

– Что удалось?

– Почти все.

– А что не удалось?

– Выиграть…

– Догадываюсь, что нормального разговора не получится?

– Погоди, а чем этот разговор ненормален? Нет примеров? Что изменится, если скажу, что Иванов в защите спал, что Сидоров ни одного заслона не поставил, а Петров из-под кольца умудрялся мазать? Кому надо, тому все на площадке высказал. За мной не заржавеет. Но наши разборки – это внутреннее дело, о чем при каждом интервью вам и намекаю. Когда невмоготу становится, то говорю уже открытым текстом: ребята, завязывайте с провокационными вопросами.

– Однако ваши партнеры о Сергее Белове рассказывают, и не всегда в их словах похвала.

– Без комментариев.

– Поставлю вопрос так: придет ли час, когда Сергей Белов позволит себе ответить на все вопросы журналистов?

– Не знаю.

– Сейчас стало модным писать книги-воспоминания типа «моя жизнь в большом спорте». Вы полностью отрицаете создание нечто похожего, ибо худо-бедно, но за этим подразумевается откровение?

– Даже не задумывался. Я играю, и мне есть чем себя занять.

– Допускаете ли мысль, что такая книга может со временем появиться?

– Почему бы и нет? Вдруг когда-нибудь захочется, чтобы тебя поняли… правильно.

– Значит сегодня не понимают?

– Это не ко мне, это к тем, кто должен, уж не знаю чего там: понимать, оценивать, классифицировать.

– Лично Сергей Белов что делает, чтобы его понимали, и, как вы говорите, «понимали бы правильно»?

– У него одно дело, кстати, известное всем – играть и выигрывать. Его и знают благодаря этому делу; извините, «хобби», ведь профессии «спортсмен» у нас нет… Да, этот наш диалог для печати или просто так?

– Хотелось бы для печати, но скорее – просто так.

– Я тоже так думаю. Время неудачное выбрано: я заведенный, настроение на нуле. В Архангельское (пригород Москвы, где команда ЦСКА жила на сборах – прим.) подскочишь, там найдем возможность поговорить. Хотя… Ты извини, но откровеннее, чем есть, не получится.

– Но о себе-то можно пообстоятельнее и с примерами?

– Конечно. Родился-рос-вырос-учился-играл-забивал-выигрывал и т.д. и т.п.

– А если отнестись к этому как к делу?

– Что за дело такое? Не знаю.

– Создание собственного образа.

– Тогда прямо сейчас можем начать. Я честолюбивый, замкнутый, одаренный, страшный индивидуалист, в меру ответственный, вспыльчивый, достаточно зрелый для баскетбола… Что еще обо мне писали… Не вспомню…

– А если серьезно?

– Совсем серьезно? Пожалуйста. Я такой, какой есть. И этим все сказано. А что до откровений, то меня из-за них столько раз подставляли, что никакой книги не хватит рассказать. Но это не для печати, это для тебя, чтобы больше не возвращаться.

Фото Игоря Уткина (ИТАР-ТАСС)

 


Просмотров: 828

Читайте также:

09.05  Лучшее из Школы АСБ. Второй выпуск
10.02  Видео. Перехват и данк Андрея Петренко («Грифоны»)
16.11  Видео. СПбГУПТД на Суперфинале АСБ 3х3
27.01  6 тренеров АСБ отправятся на стажировку в США в рамках программы «SportsUnited. Послы баскетбола»
20.01  Подробно о лучших. Матч звезд 2016. Запад, мужчины